1
ProMop

3
5
4
6
9
10
2
дударь
11
RX-500
рек
рек1
Терли, мыли – с ног валились, посчитали – прослезились

Автор: Мария ВОЛЬПИНА,
журнал «Клининг».
Журнал Cleaning №4, 2015 год

В условиях кризиса все чаще звучат мнения экспертов, что бизнес как средство зарабатывания денег становится непривлекательным. Несмотря на это, полки в магазинах не пустеют, импортозамещение идет полным ходом, правда, с той разницей, что качественные импортные товары постепенно заменяются некачественными российскими по той же цене. Покупательная способность падает, и уже многие отказывают себе в товарах и услугах, которые были доступны еще год назад. А что же клининг? Ведь это услуга не из разряда «будут деньги, тогда смогу себе позволить» – это часть нашей жизни. Что произошло кардинального в этом году – поинтересовались мы у руководителей клининговых компаний.

Мы уже неоднократно писали про постоянно снижающуюся рентабельность клининговых компаний, и эта картина наблюдается на протяжении последних десяти лет. Уже во время первой волны кризиса в 2009 году на ряде так называемых «знаковых» объектов она на стационарных работах приближалась к нулю. По словам Веры Глебовской, директора по развитию компании УПЦ «Клининг Мастер», в этом году, несмотря на увеличение оборотов в два раза, прибыль упала вдвое. В результате того, что стимулов к росту нет, растет разочарование в клининговой деятельности, поскольку снизилась платежеспособность и желания иметь качественный сервис у заказчиков нет. В связи с этим у компаний не возникает и желания вкладываться в новые объекты, поскольку никто не дает гарантии, что при заключенных контрактах к концу срока компания сработает в гарантированный плюс. Резервные средства существенно сократились. Мы уже писали, что на заре создания клининга ФОТ составлял 25% от стоимости контракта, сейчас эта цифра составляет 80%, а с учетом годовой инфляции и постоянной корректировки цен на расходные материалы клининговые компании уходят в минус.

В этом году полностью пропал интерес к имиджевой составляющей, и иметь в списке известные бренды, но с аффилированной управляющей компанией, которая использует драконовские методы, стало неинтересно. Также пропал интерес набирать за небольшие деньги заказчиков с разным диапазоном деятельности, чтобы при проведении переговоров сказать: мы убираем ВСЕ! По словам Веры Глебовской, если раньше в открытом тендере участвовало более 100 компаний, то сейчас заказчику приходится выбирать из 2-3 компаний по той причине, что техзадание и максимальная цена, по которой они рассматривают клининговых подрядчиков, мало интересны. Этот год стал кульминационным в отношении расторжения контрактов с заказчиками по инициативе клининговых компаний. Возможно, сейчас наступает то долгожданное время, когда заказчики стали смягчать условия, техзадания рассматриваются с определенными допущениями и постоплата производится в течение 20 дней, а не нескольких месяцев по окончании отчетного периода. Общая усталость рынка проявляется в том, что бюджеты на клининговые услуги не позволяют заказчику получать тот сервис, к которому он привык, а пожелания снизить стоимость контракта на 30% заканчиваются его расторжением, поскольку сейчас издержки на каждом объекте рассматриваются отдельно. Даже крупные игроки рынка, которые могли себе позволить снизить цены за счет оборотов, также серьезно пересмотрели ценовую политику.

Также 2015 год характеризовался уходом клининговых компаний из мелкого частного сектора. В социальных сетях и других интернет-ресурсах появилось множество предложений от физических лиц по мойке окон, уборке квартир и пр. А если учесть, что расходы клининговой компании на содержание минимального персонала начинаются от 1 млн. руб. в месяц, то частный сектор стал не интересным. Поэтому, по оценке Веры Глебовской, в частном секторе, может, и занято порядка 50% мелких компаний, но в объеме рынка это составляет менее 10%.

На протяжении этого года, как, впрочем, и в прошлом году, серьезно пострадал рынок спецработ. В этом высокорентабельном сегменте остались только мойка окон, а такие работы, как кристаллизация мрамора, чистка мебели и ковров и пр., стали невостребованными. По словам Веры Глебовской, реанимировать этот сегмент сможет появление российских разработок по химии для спецработ. «Мы ждем качественных полимеров, кристаллизаторов, которые были бы сопоставимы с иностранными по сроку службы, по простоте нанесения, по визуальному внешнему эффекту, по запаху», – отмечает она.

Что касается персонала, то, несмотря на приток освободившейся рабочей силы, к сожалению, клининговый рынок до сих пор рассматривается как сфера деятельности, которая не требует никакого дополнительного обучения. На вакансию менеджера объекта приходят многочисленные отклики, однако приходящие люди рассматривают эту должность как временное пристанище в процессе поиска работы по своей основной специальности.

Полезные советы

Михаил Харламов, директор по развитию компании «Сервис Престиж», который не раз давал свои комментарии по тенденциям рынка, в этот раз ушел в конкретику. Он отмечает, что в нынешней ситуации клининговые компании стали основательней относиться к юридическому сопровождению вновь заключенных контрактов. Как пример он привел меры, предпринимаемые в его компании. В настоящее время в договоре должны быть предусмотрены возможности применения штрафных санкций со стороны клининговой компании и возможность расторжения договора в одностороннем порядке в минимальный срок. В договоре должно быть указано, что оплата допускается не позднее 15 дней с момента подписания акта выполненных работ. Нередки прецеденты, когда клининговая компания в случае обращения в суд с предоставленными подписанными актами по дебиторской задолженности получает ответ, что подписант в компании заказчика не числится и его подпись под актом не имеет юридической силы. В договоре должен быть прописан представитель заказчика, который имеет право принимать счета-фактуры и подписывать акты или предъявлять претензии. Со стороны как заказчика, так и клининговой компании прописываются уполномоченные лица с правом подписи. К договору желательно прикрепить приказ о назначении такого сотрудника на занимаемую должность. Если все вышеуказанные меры приняты и если в течение 5 дней с момента получения акта официальным представителем заказчика вы не получили ответ с претензией, на основании которой акт не подписан, то акт автоматически считается подписанным. Данный пункт также должен быть вписан в договор. Фактом получения акта (как и любого другого документа, являющегося неотъемлемой частью договора) является либо подпись официального представителя заказчика (подписант договора или вписанный в договор представитель заказчика) на копии вручаемого документа, либо подробная опись высылаемых на юридический адрес заказчика по Почте России документов.

Также в договоре прописывается, что по истечении 15–30 дней с даты подписания акта при невыполнении финансовых обязательств со стороны заказчика договор со стороны клининговой компании расторгается в одностороннем порядке. К сожалению, сейчас в Административном кодексе не прописано, в течение какого времени возможно приостановить работы.

По мнению Михаила Харламова, также в 2015 году ужесточились требования со стороны УФНС, когда НДС отслеживается от заказчика до конечного потребителя. Предположим, ключевой заказчик «Завод» заплатил управляющей компании, управляющая компания – клинингу, клининг – аутстаффингу, или транспортной компании, или продавцам оборудования, техники, химии. При проверке налоговиками отслеживаются все подрядчики в длинной цепочке. В случае включения в эту цепочку на любом этапе «технической» компании перед ключевым заказчиком «Завод» рано или поздно встанет проблема уплаты НДС и штрафа. Поэтому перед ним стоит выбор: либо нанимать демпингующую компанию, которая работает по схеме «оптимизации», либо работать с легальной компанией и не ждать неприятностей от налоговых проверок. А если учесть, что в 2016 году планируется ввести уголовную ответственность за «серые» зарплаты, то появятся серьезные риски у генеральных директоров иметь дело с фискальными органами. В результате рано или поздно стоимость клининговых услуг повысится и заказчик будет вынужден выбирать компанию, которая легально работает с «белыми и пушистыми» субподрядчиками. Необходимо учесть, что сейчас рассматривается законопроект, запрещающий использование аутстаффинга с не лицензированной (или зарегистрированной) компанией. Все расходы на аутстаффинг с 2016 года хотят признавать нелегальными. Рентабельность стационарных работ составляет на сегодняшний день от 2%, а если крупно повезет, то до 15%, а спецработ – 50–150%. В этом году количество спецработ, по мнению Михаила Харламова, сократилось в 2 раза минимум.

Также в этом году, считает Михаил, по различным причинам ушли с рынка многие клининговые компании, поэтому увеличился приток менеджеров, но с высокими требованиями (зарплата – от 50 тыс. руб. при минимальной занятости на объекте), поэтому должность менеджера остается в дефиците. Именно менеджера – специалиста, а не пастуха, коими многие привыкли быть. Кроме того, сказывается недостаток средств на обучение в течение последних десяти лет, в том числе и менеджерского состава.

Что касается линейного персонала, то ситуация по серьезному оттоку иностранной рабочей силы (ИРС) в начале 2015 года к маю изменилась и ИРС стала возвращаться в Россию. Сейчас при графике два через два средняя зарплата иностранцев составляет 15 тыс. рублей, россиян – 18–20 тыс. рублей. Дворники в зимний период при пятидневке получают от 25–30 тыс., линейный персонал 24–27 тыс. Есть негласная цифра, о которой знают даже заказчики, что смена линейного клинера стоит 800-1000 руб.

Сейчас государством предприняты меры, препятствующие привлечению иностранной рабочей силы. За счет НДФЛ иностранец на 6% обходится дороже россиянина. При работе ИРС в течение года налоги снижаются, но на клининговом рынке с его постоянной текучкой линейного персонала компенсировать затраты НДФЛ не получается. По мнению Михаила Харламова, иностранный персонал начинает требовать такую же зарплату, что и российский. Отчего ИРС для компании стоят дороже и выгоднее брать на работу россиян или граждан из стран, входящих в Таможенный союз.

Подорожали техника, оборудование и ремонт, увеличилась амортизация, что вызывает удивление и негодование у заказчика. Поскольку ремонт составляет определенный процент от стоимости запчастей, а запчасти покупаются по курсу подорожавшего евро, то, несмотря на старый парк техники, стоимость содержания техники увеличилась на 70%.

По мнению Михаила Харламова, сейчас доходность клинингового рынка минимальна, именно поэтому на нем останутся работать, как это и было во все времена, только фанатики и профессионалы. «Мне бы хотелось в 2016 году силами клининговых компаний и ассоциаций организовать общий образовательный центр, где бы обучение было доступно для любой клининговой компании», – отметил он.

7
8
2020 г. Все права защищены
Проект разработан в ASTYPROduction