1
ProMop

1
3
2
4
5
6
7
9
10
RX-500
рек
рек1
cleanpro 2
Уборка в Эрмитаже – сопричастность к красоте

Автор: Елена РЯБОВА,
начальник отдела обслуживания механизированной техникой зданий Государственного Эрмитажа,
Журнал Cleaning №4, 2017 год

Трудно говорить о музее просто как об объекте уборки, где есть определенное количество окон, квадратных метров полов и стен, лестниц и перил, люстр, светильников и даже театральных колосников. Тем более трудно, когда даже только это количество измеряется десятками тысяч. И еще труднее, когда этот музей – Эрмитаж, один из крупнейших музеев мира, без которого невозможно представить знакомство с Санкт-Петербургом.

Но поскольку именно цифры чаще всего интересуют людей, связанных с клинингом, я построю свой рассказ об уборке в Эрмитаже, поясняя, что же скрывается за этими цифрами, на примере технического задания на оказание клининговых услуг, а также расскажу, чем отличается клининг в нашем музее от клининга на обычном объекте.

Качественно убрать и не навредить

Самое главное в уборке музея, на мой взгляд, – не навредить. Навредить можно по-разному: механическим повреждением убираемых поверхностей – позолоты, лепнины, дверей, каменных и паркетных полов, что само по себе недопустимо. Навредить можно и незаметно, на протяжении времени. Но от этого нанесенный вред не станет меньшим злом. Так, например, некачественная, несвоевременная уборка, с нарушением технологии и периодичности, несоответствующими моющими средствами приблизит необходимость реставрации красивейших залов. Чтобы не допустить этого, при составлении технического задания приходится учитывать множество факторов: от необходимой периодичности уборки до подбора моющих, чистящих и ухаживающих средств. Качественные профессиональные моющие средства помогают продлить жизнь поверхностям и до минимума сократить время уборки.

Тщательный подбор моющих средств обусловлен не только фактурой поверхностей. Например, выбор средства для мытья стекол обоснован тем, что часть окон моется ежемесячно, а часть витрин, находящихся в закрытых помещениях без окон, ежедневно. Поэтому оптимально удобно для стекломойных работ использовать средство для очистки стекол с возможностью применения при минусовой температуре воздуха и без резкого запаха. И так с каждым средством, будь то средство для ежедневной уборки или средство для выведения пятен с текстильных покрытий. Ведь правильно подобранные средства помогают продлить жизнь поверхностям, а время уборки сократить до минимума.

Фактор времени имеет значение

Время уборки – особая тема. Как заказчик мы по закону не имеем права требовать определенное количество персонала для оказания клининговых услуг. Поэтому количество персонала в техническом задании прописано только в требованиях к уборке в дни специальных мероприятий, выходящих за пределы часов работы музея. Количество персонала в данном случае определено из опыта ранее проводимых мероприятий в музее и указывется в помощь клининговой компании для расчета стоимости контракта. Основное количество персонала рассчитывается клининговой компанией самостоятельно. И дело не в секретности и не в нашей, как заказчика, неосведомленности. Мы в данном случае рассчитываем на профессионализм клинеров, их знание уровня квалификации собственного персонала, владение современными методами и способами уборки. От всех перечисленных факторов зависит скорость, а в результате и необходимое количество времени и трудозатраты. При этом участнику аукциона необходимо обратить внимание на короткое время, отводимое для ежедневной уборки. Ежедневная основная уборка в главном комплексе из пяти зданий (Зимний дворец, Малый Эрмитаж, Старый и Новый Эрмитаж, Эрмитажный театр), а также во Дворце Меншикова начинается в 7 ч 15 мин и оканчивается в 10 ч, а с мая по октябрь уборка должна быть закончена в 9 ч. Это связано с тем, что именно это время года приходится на высокий туристический сезон в городе, когда организованные группы туристов начинают осмотр музея в указанное время. Таким образом, продолжительность уборки в данный период составляет один час сорок пять минут. За это время должна быть проведена влажная протирка паркетных полов в выставочных залах общей площадью 31 137 кв. м, каменных полов – 15 778 кв. м, лестниц – 6038 кв. м, а также 16 санузлов для посетителей.

Разные поверхности – разные технологии – разные трудности Паркетные полы очищаются только методом влажной протирки предварительно подготовленными мопами. Мытье каменных полов осуществляется как ручным, так и машинным методом с применением тщательно отобранных средств, щадящих поверхность, так как большую часть составляют полы из натурального мрамора. В музее также есть уникальные мозаичные полы, которые убираются особенно деликатно.

К этим работам необходимо добавить ежедневную протирку стеклянных поверхностей, в число которых входят окна переходов из здания в здание. Эти окна очень любимы посетителями, к ним можно близко подойти, из них открывается красивейший вид на Неву, Стрелку Васильевского острова, Петропавловскую крепость, Дворцовую площадь. Также ежедневно необходимо протирать стекла части музейных витрин, остекления дверей и входных касс. Общая площадь таких работ – 1379 кв. м. Их тоже надо успеть отмыть до открытия музея. К открытию музея не должно остаться никаких следов от вчерашних посетителей. Много это или мало?

Для лучшего понимания трудности уборки необходимо заметить, что Эрмитаж в 2017 году посетило более четырех миллионов человек. В пик туристического сезона и в новогодние каникулы за день в Эрмитаже бывает более 20 тысяч посетителей. Лифтов в зданиях немного, большинство каменных лестниц надо мыть, поднявшись с ведром на самый верх, неоднократно меняя воду. Вода доступна тоже не повсеместно, расстояния между точками водоснабжения велики, ведь мы находимся в исторических зданиях. При уборке паркетных полов, помимо влажной протирки, каждой уборщице необходимо удалить в процессе работы черные отметины от резиновой обуви. Правила музея не предусматривают специальную обувь для посетителей. Это связано со многими факторами. Войлочные тапки, используемые когда-то, невозможно подобрать к многообразию современной обуви так, чтобы это было удобно посетителям. Пыль, переносимая на таких тапочках в залы, вредна для картин. Ни одни полиэтиленовые бахилы не выдержат многочасового хождения по огромному музею. И выглядят неэстетично. Поэтому посетители допускаются в музей в той обуви, в которой они пришли. Особенности зданий не позволяют оснастить входы в музей трехступенчатой системой грязезащитного покрытия необходимой площади. Архитекторы, спроектировавшие здания музея, вряд ли могли представить, сколько людей будет его посещать в XXI веке. Указанные факторы заметно влияют на сложность основной и поддерживающей уборки. Очень непросто поддерживать чистоту санитарных зон при таком количестве посетителей и невозможности сделать необходимое количество технологических перерывов для проведения уборки.

Перечисленные выше цифры – это только общедоступные музейные площади. К ним необходимо прибавить указанную в техническом задании площадь служебных помещений. Штат Эрмитажа составляет более трех тысяч человек. Многочисленные служебные помещения убираются так же, как офисы, но с той особенностью, что все эти помещения не сконцентрированы, как в бизнес-центре, а рассредоточены по всем зданиям. И выглядят они зачастую не так, как современный офис с мебелью в стиле хай-тек. В них много старой мебели, книжных шкафов и разложенных книг. В лабораториях научной реставрации находятся и экспонаты музея. Попасть во многие помещения можно через скрытые для посетителей лестницы и проходы, а в другие – прямо из залов музея. При этом проход уборщиц через залы музея в часы его работы, кроме как для выполнения работ по поддерживающей уборке, не допускается. Целое здание, Запасной дворец, в котором располагаются только служебные помещения – офисы отделов музея, реставрационные мастерские, также необходимо убрать, не причиняя неудобств сотрудникам и посетителям музея.

В отличие от многих музеев, в Эрмитаже нет санитарных дней. А в летний период музей посещают организованные группы туристов даже в единственный выходной день, понедельник. Бывает, что около трех тысяч в день. Отсутствие возможности проведения генеральной уборки в экспозиционных залах повышает требования к качеству ежедневной основной и поддерживающей уборки.

В понедельник также проводится и основная масса специализированных работ по уборке в музее. Это и мытье окон в залах, и обеспыливание поверхностей, в том числе на высоте, мытье и чистка люстр, натирка полов, мытье витрин, мытье световых фонарей и др. Многие из этих работ проводятся в помещениях хранения музейного фонда. Их осуществление требует наличия у клининговой компании высококвалифицированного персонала и опыта работы именно в музее.

Все работы по-своему уникальны

Каждая из специализированных работ по-своему уникальна. В музее 2301 окно общей площадью 61 564 кв. м. 2056 окон моются два раза в год, остальные – один раз в год. Один раз в год моются окна в труднодоступных местах и музейных хранениях. Работы по мытью указанных 2056 окон дважды в год тоже нельзя назвать простыми. И дело не только в том, что это огромные окна. Много окон историческиx, и в некоторых из них даже сохранились стекла, пережившие революцию и блокаду. По этой причине или из-за труднодоступности расположения, как, например, окна Иорданской лестницы в Зимнем дворце, некоторые окна моются снаружи при помощи автовышки. Если окна не выходят во внутренние дворы музея, то для проведения таких работ требуется согласование с ГИБДД для установки вышки на тротуарах, а в случае с мытьем части окон, выходящих на Дворцовую набережную, по которой проходит федеральная трасса, и с ФСО. Все эти хлопоты надо учитывать подрядчику. Те же окна, что можно мыть без использования автовышки, требуют максимально бережного и аккуратного обращения при открывании и закрывании.

Кроме сложности самих окон, необходимо учитывать дождливую петербургскую погоду. Дело в том, что в музее поддерживается особый температурно-влажностный режим, обеспечивающий сохранность выставленных экспонатов. В залах, где экспонируются картины, например, категорически запрещается открывать окна в дождливую погоду из-за повышенной влажности. При составлении графика специализированных работ на месяц невозможно предусмотреть все капризы погоды, поэтому часто приходится неожиданно менять график и мыть окна не в экспозиционных залах, а, например, в служебных помещениях, а потом, при хорошей погоде, что называется, наверстывать упущенное.

Работы по обеспыливанию верхов проводятся на разной высоте – от 8 до 20 м, с разной периодичностью. Это связано с высотой помещений и запыленностью. В залах, выходящих на набережную, пыли на верхах стен и колонн скапливается больше, чем в залах, выходящих на внутреннюю территорию. В цифрах это тысячи и десятки тысяч квадратных метров. Не самая большая цифра – 2496 кв. м на высоте до 20 м дважды в год – это обеспыливание стен, зеркал, лепнины одной только Иорданской лестницы Зимнего дворца. Леса собираются и ставятся на площадках лестницы и на самих ступенях. При помощи специальных сметок, кисточек и пылесосов сантиметр за сантиметром очищаются позолота, лепнина, стены, бра, а также моются зеркала фальш-окон. Когда смотришь наверх на людей на верхнем ярусе лесов, дух захватывает.

Не менее впечатляют мытье и чистка музейных люстр. Моются стеклянные и хрустальные элементы, бронзовые и латунные элементы чистятся кистями и пылесосом. Большинство люстр находится на большой высоте. Опускается вниз только люстра в Эрмитажном театре. Остальные моются и чистятся с лесов и подъемников. В каждом зале люстры по-своему красивы. Но наиболее трудоемки, на мой взгляд, подобные работы в Эрмитажном театре и Павильонном зале Малого Эрмитажа из-за обилия хрупких хрустальных элементов. Вручную моется каждая хрустальная подвеска. Проводить эти работы необходимо с ювелирной аккуратностью. Несмотря на то что пол внизу под люстрой застилается поролоном толщиной в 5 см, падение подвесок не допускается. Важно отметить, что все вышеперечисленные работы в залах музея необходимо согласовывать с хранителями, а многие выполнять под их наблюдением. И все они проводятся в понедельник или в другие дни, но до открытия музея.

Нам важны новые технологии

Естественно, что в соответствии с появлением новых применяемых средств и технологий в клининге изменяется и характер уборки в музее. Несомненно, когда много лет назад появились мопы, уборка залов и других помещений стала гораздо эффективнее. С каждым годом появляются все новые и новые моющие средства. Сотрудники нашего отдела регулярно посещают выставки новинок моющей химии, уборочного оборудования и инвентаря.

В отделе есть штатные уборщики, уборщики сектора механизированной уборки, уборщики территории. Силами штатных работников проводится уборка помещений, в которые подрядчики не допускаются. Силами работников нашего отдела производится и чистка скульптур. Эти работы производятся под контролем хранителей и реставраторов рекомендованными ими средствами и инвентарем. Часто крупнейшие производители сами предлагают нам новинки моющих средств, инвентаря и оборудования. Изучая все новинки, мы стараемся отбирать лучшие по соотношению цена – качество. Используем эти средства для своей уборки и требуем аналогичных или лучших по качеству при уборке силами клининговой компании. И главное требование при выборе чего-то нового в клининге – не навредить, а помочь сохранить помещения музея как можно дольше без дорогостоящих реставрации и ремонта. Это понимает, по моим наблюдениям, каждый человек, который занимается уборкой музея. Ведь попав в музей однажды, невозможно не проникнуться чувством глубочайшего уважения к нему и сопричастности, желанием сделать что-то полезное. И то, что люди, которые занимаются уборкой в музее в составе нашего отдела, не увольняются с работы, пока есть силы хорошо ее выполнять, а сотрудники клининговых компаний меняются не так уж часто – явное тому подтверждение.

7
8
2020 г. Все права защищены
Проект разработан в ASTYPROduction