1
ProMop

1
3
2
4
5
6
7
9
10
RX-500
рек
рек1
cleanpro 2
Управление ТКО: что мы сегодня имеем

Автор: Александр ЗАКОНДЫРИН,
лидер партии «Альянс зеленых»,
Журнал Cleaning №1, 2018 год

Журнал: Почему сейчас так много говорится о переработке твердых коммунальных отходов (ТКО)?

АЗ: Существует три способа обращения с коммунальными отходами низкого класса опасности: это захоронение, термическое обезвреживание и переработка. И переработка из них наиболее предпочтительна.

Захоронение даже не будем рассматривать, это «позапрошлый век»: мы просто складируем огромные объемы ресурсов на свалку, присыпаем их землей и оставляем разлагаться. Пользы никакой, а ущерб окружающей среде весьма велик. Термическое обезвреживание, или сжигание, имеет некоторые плюсы по сравнению с захоронением. Позволяет быстро уменьшить площади, занятые под свалками, генерировать электроэнергию и тепло без сжигания невосполняемых ресурсов – нефти и газа. Но термические технологии не безотходны, после них остается определенный объем шлака от сжигания, кстати, более высокого класса опасности, и его нужно особым образом утилизировать. К тому же есть опасность нарушения технологий сжигания, которое выльется в выбросы мусоросжигательными предприятиями опасных веществ в воздух.

И здесь мы подходим к переработке, которая рассматривает мусор как вторсырье, или, выражаясь терминологически правильно, вторичные материальные ресурсы. Из стеклянного боя можно практически без потерь снова получать стекло, из алюминиевых банок – алюминий. Полимерное вторсырье вообще имеет широчайшую область применения.

Таким образом, мы экономим природные ресурсы: чтобы получить бумагу, не обязательно срубать деревья, а можно воспользоваться макулатурой; чтобы получить пластик, не обязательно тратить нефть, можно переплавить вторсырье. Ущерб окружающей среде снижается. Плюс это экономически выгодно: вместо того чтобы тратить средства на захоронение отходов, мы получаем из них востребованный товар – сырье для промышленности.

В данный момент наиболее прогрессивные экономики мира стремятся реализовать у себя так называемую циркулярную модель, или экономику замкнутого цикла, безотходную. Идеал такой модели – ноль отходов, все идет снова и снова в дело. В России тоже проявляют большой интерес к циркулярным моделям, они обсуждаются на самом высоком уровне. В последние годы периодически вижу новости о том, что отдельные предприятия в стране переходят на циркулярное производство, разрабатывая и внедряя передовые технологии утилизации отходов. Как эколог, я всегда с одобрением встречаю такие новости: наш идеал – чтобы экономика всей страны функционировала по такому принципу.

Журнал: Какие виды отходов уже перерабатываются? Бумага, стекло, пластик, металлы?.. Достаточно ли действующих мощностей?

АЗ: В той или иной степени почти всё. Стекло, как уже говорилось, почти на 100% перерабатывается в новые стеклянные изделия. Точно так же, почти на 100% без потери качества, переплавляется алюминий, черный металлолом, в особенности промышленные отходы.

С бумажно-картонным сырьем сложнее. Мы утратили навыки сбора макулатуры времен Советского Союза, и значительная часть этой фракции вторсырья попадает на переработку после промышленной сортировки, она смешана и загрязнена органическими остатками, что ухудшает ее качество. Тем не менее до 70% макулатуры после промышленной сортировки и до 90% после раздельного сбора может быть переработано в новые бумажно-картонные изделия, туалетную бумагу, упаковочные материалы (например, почти вся упаковка для яиц производится из вторичногосырья).

У полимерного вторсырья широчайшие возможности применения. Из пластиковой бутылки может получиться не только такая же бутылка, но также другие пластиковые изделия, синтетические ткани, строительные утеплители и многое другое. Недавно прочел о том, что в Кузбассе успешно развивается производство уличной мебели из пластиковых отходов. Есть информация и о том, что ГК «Автодор» стало в 2017 году применять некоторые элементы дорожной инфраструктуры, изготовленные из пластика.

Смешивая пластики с другими материалами, получаем множество вариантов композитов. Во многих странах реализуют эксперименты по строительству «пластиковых дорог», в которых, наряду с асфальтом, используется в качестве связующего полимерный компонент. Такие пилотные участки дорог есть в Китае, Индии, многих странах Европы: Голландии, Франции, Германии. На выходе – увеличение показателей прочности и долговечности, дороги дольше не нуждаются в ремонте.

А в азиатских странах имеется успешный опыт производства композитных стройматериалов на основе пластика (например, строительные блоки из смеси пластика и бетона).

Что касается объема действующих мусороперерабатывающих мощностей в России, сейчас, когда система раздельного сбора отходов находится только на стадии формирования, считается, что они недозагружены. Например, знаю, что мог бы принимать больше сырья крупнейший завод по переработке вторичного пластика в Центральной России «Пларус», что недозагружен до недавнего времени бывший единственным в стране завод по переработке отработанных элементов питания (батареек) «Мегаполисресурс» в Челябинске.

Тем не менее сейчас благодаря масштабным изменениям в законодательстве, которые стимулируют создание системы раздельного сбора и переработки отходов по всей стране, объем вторичного сырья будет резко увеличиваться. И мощностей уже через 3-4 года не будет хватать. Эксперты Минприроды России прогнозируют необходимость строительства десятков, а то и сотен объектов перерабатывающей инфраструктуры по всей стране.

Насколько мне известно, сейчас имеются проекты строительства так называемых экотехнопарков – крупных площадок для накопления, сортировки, переработки различных видов отходов. В конце Года экологии запустили первую линию такого экотехнопарка в Мурманской области, несколько экотехнопарков строится на юге России, а всего, по разным оценкам, по стране в будущем может быть построено более 40 таких объектов.

Журнал: Есть ли государственные программы поддержки строительства производственных мощностей?

АЗ: Да, эти программы финансируются за счет введения института расширенной ответственности производителей (РОП). Поясню вкратце: РОП означает, что, если производитель выпускает товар в упаковке, он должен либо сам организовать потом ее переработку, либо оплатить ее специальным экологическим сбором. Эта программа работает уже два года, и, как показывает статистика Минприроды, большая часть производителей предпочитает не организовывать переработку своей упаковки самостоятельно, а уплачивать экологический сбор. В 2016 году экологический сбор составил более 1 млрд рублей, а в 2017 году – более 1,33 млрд рублей.

В первом квартале 2018 года субъекты РФ должны были направить в Минприроды России заявки на использование средств экологического сбора для реализации программ, стимулирующих переработку отходов в 2019 году. В соответствии с этими заявками регионы получают субсидии на создание мощностей по утилизации и переработке отходов.

Журнал: Как решается проблема переработки гаджетов, бытовой техники, опасных отходов (ртутные лампы, батарейки, бытовые аккумуляторы и т.п.)?

АЗ: Сегодня в стране нет единой системы ни для приема бытовой и компьютерной техники, ни для приема опасных отходов. Проблема с переработкой гаджетов заключается, во-первых, в том, что их нужно разбирать на различные фракции, которые перерабатываются отдельно и на разных предприятиях. А во-вторых, микросхемы электроники содержат драгоценные металлы, оборот которых, согласно законодательству нашей страны, регулируется особо. Некоторые торговые сети принимают у населения технику на переработку, но, насколько я знаю, они не предоставляют открытую информацию о том, как организуют затем их переработку.

Поэтому прозрачную и всеобщую систему переработки такого сложного вторсырья еще только предстоит создать. Что касается опасных отходов, в Год экологии в стране был заявлен проект о создании системы их приема у населения. Всем регионам, в частности, было рекомендовано в зданиях органов государственной власти установить контейнеры для накопления опасных отходов. Недавно представительство Duracell в России запустило процесс создания всероссийской системы сбора батареек. В некоторых торговых сетях стоят контейнеры для сбора батареек и ртутных ламп.

Как я уже упоминал, единственное до недавнего времени предприятие по переработке батареек в России – это завод «Мегаполис-ресурс» в Челябинске. Но сейчас аналогичное предприятие появилось в Калининградской области. С точки зрения логистики сбора и транспортировки опасных отходов это очень хорошо.

С ртутьсодержащими изделиями дело обстоит более позитивно. Российские ученые разработали несколько технологических процессов демеркуризации (извлечения ртути и ее соединений из изделий). Это и термовакуумное обезвреживание с термической возгонкой ртути, и термовакуумное обезвреживание с криоконденсацией. Отечественные установки для демеркуризации имеются во всех регионах страны.

Журнал: Какие существуют проблемы с организацией раздельного сбора ТКО? Почему сложно наладить сбор вторичного сырья от населения?

АЗ: Более правильно будет сказать, что это не сложно, а долго и дорого. Недостаточно просто расставить на всех контейнерных площадках страны разноцветные баки, как это видят себе некоторые радикальные экологи. Необходимо воссоздавать культуру раздельного сбора отходов (РСО), которая имела место в Советском Союзе, но сейчас почти полностью утрачена. А это процесс, который может занять 5-10 лет.

В данный момент у нас население даже в один контейнер мусор не всегда доносит. Отсюда тысячи несанкционированных свалок и навалы мусора на улицах, в лесах, в зонах отдыха. Сортировать же отходы и правильно распределять их в три-четыре контейнера тем более готовы не все. И это проблема, которая требует комплексных, длительных, стратегических решений.

С одной стороны, нужно повышать доступность инфраструктуры РСО для жителей. Лишь немногие регионы России сейчас могут похвастаться наличием этих самых разноцветных контейнеров. Это Московская область, отдельные районы Москвы, отдельные населенные пункты Татарстана, Кемеровской области, регионы Байкальской природной территории, некоторые другие регионы. А должна быть такая инфраструктура везде.

С другой стороны, необходима плотная и интенсивная работа с населением. Она уже ведется, и хороший импульс к этому дал прошедший Год экологии, но объективно сделано очень мало. Интенсивность нужно наращивать. Взрослым гражданам, которые уже приобрели негативные привычки в области обращения с отходами, придется испытать на себе штрафы. В западных странах, кстати, штрафы за нарушения «мусорного» законодательства могут составлять от 80-100 до нескольких тысяч евро или долларов в зависимости от страны и тяжести нарушения.

В Московской области обещают, что к 2019 году у всего населения региона будет доступ к инфраструктуре РСО, после чего тех, кто не желает разделять отходы, будут штрафовать.

Особое внимание нужно уделить воспитанию детей и подростков, чтобы они, в отличие от нас, с малых лет научились обращаться с отходами правильно. В этом направлении работа ведется довольно серьезно. Приятно было увидеть, например, что в новую редакцию учебника «Окружающий мир» для первоклашек в программе «Школа России» включен урок о том, как нужно разделять мусор. Далее, прекрасную серию уроков по РСО, выложенную в открытый доступ, разработало общественное движение «ЭКА». А по инициативе Минэкологии Подмосковья детская писательница создала серию детского фэнтези «Хранимиры», и одна из книг там посвящена РСО. Мне кажется, что подобные издания, уроки, игры, мастер-классы должны сопровождать каждого ребенка в каждом регионе с малых лет.

7
8
2020 г. Все права защищены
Проект разработан в ASTYPROduction